Психология сновидений

    Можем ли мы расколдовать наши сны и узнать, что и зачем нам является? Верить ли соннику, точно знающему Ваши тайны? Может работы столпов мировой психологии З.Фройда, К.Юнга откроют нам тайну снов? К сожалению или счастью не все так очевидно. Да, исследователям психологам или народной мудрости удавалось приблизиться к разгадке сновидений, но природа человека такова, что, то казалось закономерностью на практике, оказывается частностью возведенной в степень. А разгадка тайны, как принадлежала, так и принадлежит исключительно владельцу сна.
    Каждый человек является уникальным и мы не можем приклеить к нему ярлык. Примером использования ярлыка, является обобщение, что рост Наполеона – рождает такие же амбиции. Но это упрощение, не учитывающее, что у Бонапарта были другие особенности – биологические (темперамент, задатки, инстинкты и т.п.), индивидуальные особенности психических процессов (внимание, память, мышление), личные (объем и качество имеющихся знаний, умений, навыков и привычек), социально обусловленные (направленность, моральные качества). Использование метафоры, также не учитывает, в какой семье он жил и воспитывался, где учился, где служил и какая политическая ситуация была в обществе в то время. Жизненный опыт, к которому у него есть отношение, положительное, отрицательное, амбивалентное. Совокупность вышеперечисленных факторов и ряда других, формируют из нас ту личность, которой мы являемся. А как же сон? Как он влияет на нашу повседневную жизнь? Это сокровищница ответов на наши вопросы и психологический резерв, позволяющий нам справляться с ежедневными трудностями.
    Сновидение для человека является опытом, который мы получаем мы его безо всяких препятствий. Мы можем опробовать новые модели поведения, воплотить заветные мечты с минимальным риском для себя. Согласно исследованиям Мишеля Журве, в момент сна, мозг лучше всего обучаем. Сознание не работает и мы получаем опыт без препятствий.
    Я Вам хочу привести пример психодраматической работы со сновидением.
    Начали мы с того, что участники поделились целями своего прихода на группу и своим отношением к теме (рабочее название мастер-класса было «Сны наяву»).
    Потом я предложил участникам выйти на сцену и побыть десять минут в роли «символа сновидения», который вызывает «здесь и теперь» максимальное количество эмоций. Участники на сцене жили, знакомились, взаимодействовали между собой. Разные были роли – «колодец с мутной водой», «зомби», «туман», «сундучок с чем-то разноцветным внутри», «дремучий лес».
    После взаимодействия я попросил участников рассказать о своих переживаниях, ассоциациях, фантазиях и переживаниях в ролях. Следующий круг обсуждения был посвящен интерпретациям участников, каким образом «символ» представленный на сцене связан с их реальной жизнью.
    Важным моментом, что методические знания психолога работающего со сновидением, являются лишь опорой позволяющей лучше понимать метафору, но ее интерпретировать может лишь хозяин метафоры. Психолог выступает как умелый лоцман по миру бессознательного клиента, помогает кораблю двигаться дальше, не садясь на мель, и утонуть в водоворотах морских стихий.
    На предложение быть протагонистом (человеком чье сновидение будет разбираться) откликнулось сразу трое участников и социометрическим голосованием мы выбрали одного из них.
    Выбрали участницу сказавшую, что есть сон, который ее ужасает и который снится на протяжении многих лет (приблизительно с 24).
    К.Юнг верил, что сон, который повторяется, похож на ситуацию с письмом, которое Вам приносит почтальон, когда Вас нет дома. 
    Ей около сорока лет, она хорошо выглядит, эмоционально вовлечена. Мы с протагонистом вышли на сцену, сели на стулья и она взволновано рассказывает – «Я сплю в кровати. Просыпаюсь в темной комнате, сумрак, вокруг все заставлено шкафами, темнота сгущается и нечем дышать. Я от этого просыпаюсь и не могу дышать. Бегу к окну, а оно закрыто и задыхаюсь…. В этот момент, сон переходить в явь, и я просыпаюсь с ужасной тахикардией, задыхаюсь и чувствую ужас. Резко встаю с кровати бегу к окну, открываю его и открываю, учащено дышу ночным воздухом».
    Я предпринял попытку провести процесс анализ после рассказа сна, спрашивая о ключевых, на мой взгляд, символах, что они могут означать в реальной жизни, с чем связаны, какие есть идеи? Что происходило в ее жизни в 24 года? Ответ протагониста, событий важных вроде и не было. Символы «Темнота», «Шкафы», «Окно», «Воздух», «Отсутствие сил на дыхание» – рассмотренные по очереди, тоже не давали мне материала для дальнейшей работы.
    Предлагаю протагонисту проиграть сон, она соглашается и мы начинаем. Формируем сцену, ставим стулья в ряд, это будет наша «кровать», приглашаем актеров на вышеуказанные символы и вводим в роль. Выключаем свет и проигрываем в полумраке сцену. Переживания протагониста тождественно чувствам от реальности, когда сон ей снится. Но идей, что несет в себе это сновидение у протагониста никаких. Предлагаю пригласить еще одного актера на роль самой себя и посмотреть на сцену со стороны.
    Взгляд с позиции «зеркала» на сцену, помог вспомнить маленькую историю из детства связанную с темнотой и страхом. Мы «разобрали» предыдущую сцену и поставили новый сюжет. Шестилетняя девочка одна дома, смотрит по телевизору чёрно-белый фильм «Преступление и наказание». Огромный страх порожден сценой, когда Раскольников топором убивает ростовщицу. И тут же мгновенно протагонист вспоминает еще одну сцену, о которой она и предлагать не могла.
    Квартира в хрущевке, обитатели – мама, папа, бабушка, дедушка. Ей два года, она лежит в кроватке, ее дедушка надевает черную маску, крадется по полу, чтобы она его не видела, резко встает и пугает ее. Мы проигрываем, эту сцену дважды. Один раз протагонист в роли себя самой, второй – в роли «зеркала». Я спрашиваю, какие переживания были у актеров и протагониста. Выпукло слышно, амбивалентность дедушки к внучке – любовь vs власть, амбивалентность внучки – дедушка ведь хороший.
    Затем в кругу мы провели два круга шеринга «Что я переживал в роли?» и «Как проигранные роли относятся к моей жизни?».